История бани. Византия. Восток

Наследница Рима — Византия тоже не сидела без бани. После падения Римской империи в 476 году в течение последующих двух веков бани римлян на территории всей Европы пришли в полный упадок. Большинство было разрушено полудикими и невежественными народами, лишь некоторые из них сохранились. Гораздо дольше просуществовали термы в восточной части бывшей Римской империи — Византин.

Даже в торговом договоре с Русью упоминалась баня. В ранневизантийских городах повсеместно существовали бани, а в таких крупных центрах, как Константинополь и Антиохия, их было великое множество. Однако со временем баня в Византии перестала быть центром общественной жизни, как это имело, место в древнем Риме. Старые термы казались слишком роскошными и переделывались под христианские храмы.

Столичные бани состояли из нескольких помещений, которые обогревались. В них подавалась горячая вода. Провинциальные бани имели очень убогий вид и топились «по-черному». «Дым идет в помещение, — писал монах Михаил Хониат, — сквозь щели дует такой ветер, что местный епископ всегда моется в шапке, чтобы не простудить голову». При монастырях строились небольшие баньки. Как часто в них мылись, сказать трудно: монастырские уставы содержали разные указания (от двух раз в месяц до нескольких раз в год, а иногда «от Пасхи до Пасхи»). В то же время баня оставалась местом врачевания: врачи предписывали больным баню 1—2 раза в неделю (в зависимости от заболевания).

Именно в Византии, в городе Пергаме, который сегодня находится на территории Турции, практиковал знаменитый римский медик Гален — энтузиаст и большой поклонник терм.

Под влиянием многих культур и бытовых привычек, технологий и религиозных воззрений разных народов римская баня на Востоке преобразовалась в явление не менее самобытное и в культурном отношении едва ли не более значимое и примечательное — восточную баню, или хамам.

Арабы Аравийского полуострова, тесно общаясь с византийцами, переняли от них некоторые традиции. Еще до появления ислама частое мытье было достаточно традиционным для народов Востока. Это естественная необходимость в условиях жаркого климата. Однако арабы при этом лишь обливались холодной водой, знакомство же с роскошными традициями римских купаний, которое произошло во время завоевания арабами стран Леванта, принесло им первое из чудес бани — горячий пар. Арабы научились париться, однако не переставали при этом обливаться холодной водой.

Дело в том, что погружение в ванну, бассейн или другую емкость с водой казалось арабам противоестественным: согласно их религиозным воззрениям, это «купание в собственной грязи». И лишь с возникновением ислама началось развитие такого самобытного явления, как восточная баня. Пророк Мухаммед испытал на себе действие бань римского типа и высоко оценил их. Он же указал на то, что бани способствуют повышению плодовитости. Согласно исламу, эта цель священна для каждого правоверного. Поэтому одобрение пророка открыло хамаму широкую дорогу в исламский мир.

Падение Римской империи совпало по времени с расцветом исламской культуры, и в частности с возникновением и бурным развитием восточной бани, или хаммама, который сохранился до наших дней. Как и римские термы, хаммам очень скоро стал центром общественной жизни. Постройка хаммама считалась богоугодным делом, достойным уважения окружающих. «Кто совершил много грехов, пусть построит баню, чтобы смыть их», — говорил известный арабский писатель Юсуф Абдалхади. Если открывался новый хаммам, глашатай разносил эту новость по всему городу, и первые три дня посещение хаммама было бесплатным.

Хозяин турецкой бани – миндер – каждому посетителю, даже последнему бедняку, поднимался навстречу. Шел к нему, раскрыв поднятые руки, приветствовал, как долгожданного гостя, которого давно не видел. Хотя видел совсем недавно, потому что каждый свободный человек ходил в баню чуть реже, чем в мечеть. А некоторые и ежедневно. Еще больше любили хаммам замужние женщины из зажиточных семей. Только здесь они обретали полнейшую свободу, были избавлены от несправедливых подозрений со стороны ревнивых мужей, отпускавших своих жен в баню не только без опаски, но даже с величайшей охотой.

Посещение турецкой бани в те времена выглядело примерно так: посетитель после выкуренной трубки и выпитого кофе начинал потеть, и слуга вел его навстречу удовольствиям. Римляне назвали бы приветливый приемный зал турецкой бани аподитерием. За ним в древних термах следовал тепидарий, в котором уже начинают принимать водные процедуры.

В турецкой бане это отделение называется соуклук, в котором стояли деревянные лавки с мягкими постелями, каждый раз устилаемые свежими простынями. Как и в римских банях, там гораздо теплее, чем в помещении для раздевания, однако еще не так жарко. Жарко в следующем зале. Но только там все устроено иначе, чем в помещениях римских терм: мусульманская религия требует застенчивости. Прежде всего, в соуклуке из окон не видны ни улица, ни необъятные просторы, а солнечный свет в самый погожий день едва проникает в помещения. Лучи проникают через маленькие оконца в куполе. Эта архитектурная деталь – купол – может быть самая главная в восточном хаммаме. Парадный банный зал тоже темноватый и тоже с куполом наверху.

В нем имелись альковы, своего рода кабинеты для привилегированных. Альковы были двух типов. Альковов первого типа восемь, и все в них немного лучше, чем в общем зале. Там по две емкости для воды – курны; начищенные бронзовые краны с горячей и холодной водой сверкают как золотые. Еще более благоустроенных кабинетов – шесть. В каждом свой маленький бассейн с мраморными стенами и голубой водой, настолько прозрачной, что виден играющий рисунок на мраморных плитах. Однако самое главное место в зале – в центре. Там расположена гладкая восьмиугольная эстрада. С нее, как со сцены, виден весь зал с мраморным полом. Людей общительных привлекало именно это место – чебек-таши.

Процедура восточной бани до сих пор состоит из пяти основных действий: разогрев тела, энергичный массаж, очищение кожи с помощью рукавицы, намыливание и обливание водой и заключительная стадия – релаксация.

Техника банного массажа на арабском Востоке имела черты, отличные от древних традиций. Самым главным здесь был не лечебный эффект массажной процедуры, а ее свойство доставлять изысканные телесные наслаждения. Баня была одним из главных центров общественных развлечений, нередко банщицы занимались здесь элементарной проституцией. По свидетельству австрийского врача Гуаринониуса, «сами обнаженные донага они только и делали, что растирали, мяли и возбуждали к сладострастию».